АКУСТИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ Sonus Faber Toy Tower

МЕСЯЦ НАЗАД МЫ ПОЗНАКОМИЛИСЬ С НОВЫМИ КОЛОНКАМИ SONUS FABER — ЛАКОВЫМИ КРАСАВЦАМИ VENERE 2.5 В УЛЬТРАМОДНОМ ДИЗАЙНЕ И С ЦЕЛЫМ РЯДОМ ТЕХНИЧЕСКИХ НОВШЕСТВ. А СЕЙЧАС ПЕРЕД НАМИ КЛАССИКА ЭТОЙ МАРКИ, НЕБОЛЬШИЕ НАПОЛЬНИКИ В КОЖЕ С ТРАДИЦИОННЫМ ОДНОКАБЕЛЬНЫМ ПОДКЛЮЧЕНИЕМ И КОЛЬЦЕВЫМИ ТВИТЕРАМИ.

 

При близкой стоимости линеек (1,3—1,7 тысячи долларов за полочные модели и 3,5—4 тысячи за напольные), акустические системы с названием Toy отличаются от Venere очень сильно, так что последние никак не могут трактоваться как естественные последователи и «заменители» первых в каталогах знаменитой итальянской фирмы. Серия с «игрушечным» названием с немалыми основаниями может считаться наследницей старых традиций Sonus Faber, и даже облик ее АС, не говоря уж об их конструкции, недвусмысленно намекает, более того, вопиет об этом. При одном взгляде на покрытые черной кожей призмы с характерными обводами, отклоненными назад передними панелями и одной парой клемм сзади в голову приходят ассоциации с целым рядом великолепных образцов старой школы Sonus Faber, от полочных Signum и блистательных Guarneri до более простых и близких к современности напольных Domus. Это прямое продолжение традиций, наследие времен, принесших итальянской фирме мировую славу, своеобразный последний привет от Франческо Серблина. Напротив, шикарные Venere, сочетающие в отделке лак, стекло и инертные искусственные материалы, оснащенные новыми динамиками и формирователями излучения для них, связаны с именем нового идеолога Sonus Faber — Паоло Теццона. Я не стану противопоставлять тут старое и новое и определять, что лучше; в конце концов, звук —,дело вкуса и привычки. Но акустические системы Toy Tower самим своим видом настраивают на позитив.

С тех пор, как Sonus Faber сменила хозяина и стала центральным брендом нового холдинга Fine Sounds Group (также в него входят Mcintosh, Audio Research и Wadia), ее каталог, который всегда был весьма ортодоксальным и обновлялся довольно медленно, запестрел новыми моделями АС во всех ценовых диапазонах, от условно бюджетного (Venere позиционируется как новая кинотеатральная линейка Sonus Faber) до самых топов. Дизайн — то, что наиболее заметно и сразу бросается в глаза, — претерпел существенные изменения, креативщики фирмы предложили совсем иной визуальный ряд для акустики, прежде отличавшейся большой консервативностью и приверженностью академическим принципам. Внутренности последовали за внешностью, не остались неизменными и настройки. Да не воспримут это читатели как недовольное бурчание ортодокса, неспособного идти в ногу со временем. В конце концов, если говорить о нижних линейках, то и прежде между Domus и Venere были еще и экспериментальные Liuto (в свое время тоже тщательно отслушанные нами в своих полочных и напольных ипостасях). Переход к новому звучанию осуществлялся постепенно, идеи, видимо, зрели неуклонно, но без особой спешки. Те же Venere, на мой взгляд, унаследовали кое-что от Liuto, в частности, ровность подачи и отсутствие бурной эмоциональности, присущей былым моделям Sonus Faber.

Toy и ее напольный вариант с приставкой Tower совершенно недвусмысленно возвращают нас назад, в старые времена, когда эмоциональность и выраженный характер ценились выше ровности. Хотя те же исторические Signum были практически идеальными в настройке и фазолинейными, а субъективно по звучанию обладали очень плотным и объемным саунд-стейджем, необычно проявленным равномерным басом и мягким, но заметным спадом по ВЧ. Это нижние старые линейки обладали более задиристым характером, отчетливым драйвом, жанровой всеядностью и не столь выстроенной в ниточку АЧХ. Наши Toy Tower с точки зрения настройки явно сделаны в том же стиле, а «широкая улыбка» АЧХ обусловливает живое и немножко яркое звучание, обычно очень симпатичное большинству меломанов, не зацикленных на рафинированности подачи. Комплект динамиков состоит из классического для Sonus Faber кольцевого ВЧ-излучателя, среднечастотника из упрочненной бумажной массы с чуть липкой пропиткой и полукруглым защитным колпачком и прочного жесткого мидвуфера с конусом из номекса. Кроссовер, как сообщает фирма, — третьего порядка, нерезонансный, с оптимизированными фазовыми характеристиками. Небольшие корпуса стоят на алюминиевой крестовине с регулируемыми сверху шипами. Сзади есть два маленьких порта фазоинверторов — один сверху, на уровне среднечастотника, и один внизу, чуть пониже мидвуфера. Украшением АС служат овальные металлические таблички золотистого цвета — спереди, с логотипом компании, и сзади, где на них традиционно для Sonus Faber смонтирована одна пара акустических терминалов.

В целом колонки, обтянутые черной крупнофактурной кожей, выглядят как конфетка. С самого начала, еще в легких и изысканных барочных сочинениях, Sonus Faber Toy Tower продемонстрировали неожиданно насыщенный, деловито-басовитый звук с заметным нажимом и очень протяженными ВЧ — совсем не в стиле мягких купольных пищалок. Общий почерк можно охарактеризовать как уверенный и даже немного самоуверенный (для академических записей), с полновесным голосом и отличным объемом — чертой, свойственной всем моделям Sonus Faber старой школы, формирующим великолепный равномерно заполненный «шар» звука далеко позади колонок. Клавесин звучал звонко и наполнено, а виолончели даже приобрели атаку, которую я, по аналогии с записями рока и металла, назвала бы панчем (хотя в академической музыке такой термин не в ходу). Орган оказался очень плотным, густым по тембру, по этим фонограммам вначале мне подумалось, что разработчики маленьких «игрушечных башен» немного перестарались с басом. Кстати, при неудачной расстановке колонок он может и подгуживать, и норовить пожить своей жизнью в отрыве от остального частотного диапазона. Этому моменту надо уделить внимание при поиске оптимального места для акустики. Образы солирующих натуральных инструментов получились крупные, выпуклые и чуть лакированные, весьма нажимистые, но с некоторым дефицитом воздуха и открытости в середине. Все отмеченные выше черты являются в каком-то смысле данностью для Toy Tower в силу обсуждавшегося вида их настройки. Однако, несмотря на определенный тональный баланс, АС вовсе не всегда должны звучать очень бойко, а временами и необузданно. Это тоже надо иметь в виду при первичной оценке их почерка и последующем подборе компонентов к ним в пару.

Нам элементарно удалось усмирить звук и сделать его из нагловатого просто полноценным и насыщенным, с хорошей гибкостью и развитием музыкальных линий, всего лишь заменив акустические кабели, — вместо обычных тестовых Analysis Plus Solo Crystal Oval мы поставили Tchernov Cable Classic SC Mkll Bn/Bn (между прочим, даже более дешевые, чем наши лабораторные), весьма кстати оказавшиеся под рукой. Очень удачные, просто волшебно действующие кабели Tchernov сотворили маленькое чудо с бойкими Sonus Faber Toy Tower. Лишний панч ушел, нижний регистр стал субъективно восприниматься как более ровный и равномерный (не тонально, но по заполнению и атаке). Партитуры записей как-то утряслись, появилась логика, устремленность к задуманным моментам, а не просто напор, середина сделалась весьма гибкой, ясной, тембры прояснились и немного посветлели, обретя хорошую сбалансированность.

Высокий академический вокал стал более прозрачным, заиграл бриллиантовыми красками, да и вообще все в целом ожило и задышало. По сумме этих впечатлений акустика получила совсем другие оценки: не просто как живенькая и очень драйвовая пара для рока и металла, но и как активно подвижные, без грубости АС для любых жанров, в том числе для деликатного барокко и широкой привольной симфонической музыки, исполняемой объемно, логично устремленно и без напряжения. Так что, дорогие любители бренда Sonus Faber, не поленитесь поэкспериментировать с обвязкой для «игрушечных башен» — и результат вас более чем удивит и порадует, вплоть до смены восприятия на противоположное.

По материалам издания Hi-Fi.ru
Текст Мария Савина

Добавить комментарий